А Новиков. Крещение

В назначенный день Георгий с Ксенией и Верой явились в храм. Там оказалось несколько семей с детьми разного возраста. Людей на крестины пришло довольно много. Нарядные, настороженные, они толклись в церкви небольшими кучками. 
– Страшно мне чего-то! – вздохнула девушка.
Со стороны, смотреть на смущение детей выглядело немного забавно, но момент был очень торжественным. 
Каменный пол в приделе, где проводилось крещение, застелили ковром, чтобы детям не холодно было стоять босиком. Зрители отошли полукругом назад. Близко к купели оказались только ребятишки и их крестные. 
Началось таинство, торжественное и, несмотря на некоторую, видимую его открытость, сокровенное действо. Все окружающие радовались празднику жизни, разворачивающемуся перед их глазами. Дети стояли с зажженными длинными свечами в руках, позади - родственники и крестные. 
Священник в чёрной сутане, приказал всех разуть и раздеть до сорочки, подошёл к каждому ребенку, дунув трижды крестообразно, на их лица. Благословил. Прочитал молитву на изгнание сатаны, по старинной книге, лежащей на деревянной подставке.
В очереди стояли три маленькие девочки и мальчик-подросток в рубахе ниже колен. Чуть в стороне стояла, потупившись, самая старшая из всех – Ксения, тоже в сорочке, босоногая, в белом головном платке... Георгий любовался девушкой – хороша... прямо его Наталия в юности...
– Отрецаеши-ли-ся сатаны и всех дел его, и всех аггелов его, и всего служения его, и всея гордыни его? – спросил священник.
– Отрицаюся. – хором ответили все. 
– И дуни и плюни на него! – приказал батюшка.
Все дунули и плюнули три раза через левое плечо.
– А теперь повернитесь все на восток, – он показал, где находится восток.
– Сочетоваеши-ли-ся Христу?
– Сочетоваюся. – подсказал он ответ.
– И веруешь ли Ему? – дребезжало под потолком.
– Веруем ему яко царю и богу, – неслось из уст детей.
Георгий увидел, что вместо купели в церкви на возвышении была установлена деревянная неглубокая бадья, застеленная брезентом, и думал о том, что вот и купель по бедности собрали из того, что есть! Конечно не серебряная, но подойдет! Меня вот жена повела крестить, так только из тазика кропилом обрызгали! 
– Батюшка наш не признает нововведений, требует строгого исполнения канонов, – услышал он тихий голос Веры, – крестит только полным погружением, и, как полагается, без одежды! 
Священнослужитель переоделся в белое облачение, женщины служки подкинули дров в печь, велели полностью раздеть детей и зажечь свечи. Две из них, что постарше, растянули поперек зала большую белую простыню, отделив таким образом крещаемых и их восприемников от родителей и остальных прихожан 
– Не могу! – На глазах Ксении появились слезы. 
– Спокойно, – прошептал Георгий, – просто подними руки вверх.
Девушка подчинилась. 
Крестные сняли с нее сорочку через голову. Лифчика на Ксении не было. Остались только трусики.
– В трусах тоже нельзя, да и в мокрых по такому морозу простудишься, – тихо сказала Вера, и быстро стянула белую тряпочку вниз, к лодыжкам. Заставив девчонку переступить через них, она оставила ее совсем голой. С первой в очереди, девочкой лет десяти крестные стащили через голову рубашку, трусиков под ней не было.
Как врач, Георгий понимал стеснение детей, понимал и то, что для юных христиан полное обнажение, не просто неприятный сюрприз, а испытание кротости духа! Ясно, что Ксении немного не по себе! 
– Благословенно царство! – воскликнул священник и стал читать молитвы. Потом взял в руки кропило и обмакнул его, в округлый сосуд, освятил воду в купели и елей и совершил над крещаемыми обряд миропомазания: пометил крестом лоб, грудь, спину между лопаток, уши, руки и ноги – таким образом, освящая мысли, желания и будущие дела юных чад, принимающих Святое Крещение. 
– Помазуется раб божий елеем радования, во имя отца и сына и святого духа. Аминь!
Все, что могла Ксения сделать из скромности когда батюшка с елеем приблизился к ней – это прикрыться руками
Первую голенькую девочку подвели к купели. Слушаясь подсказке, она перекрестилась, робко ступила на низкий табурет. Священник поднял ее под мышки, поставил в купель, троекратно, с молитвой, окунул с головой в воду, перекрестив, отдал в руки подоспевшим с большим полотенцем крестным родителям... 
Георгий думал, что Ксению он так не поднимет! А вытирать ее полотенцем придется ему самому с Верой!  Он улыбнулся игре слов, глядя на свою юную,прелестную в своей невинной наготе крестницу. Наконец,  священник.. обернувшись, знаком показал Ксении, что настал ее черед.
Неловко, стараясь удержать равновесие, она сама взошла на табурет, затем, качнувшись, медленно переместилась в купель и прочитала вслух "Символ Веры" наизусть. 
– Крещается раба Божия Кения во имя Отца, аминь; и Сына, аминь; и Святаго Духа, аминь! – с этими словами батюшка трижды погрузил девушку в воду, придерживая ее за плечи.
И после погружения крестные обсушили ее тело полотенцем, набросили на нее белую длиннополую крестильную рубашку с длинными рукавами – символ новой, освобожденной от грехов жизни, повязали новый головной платок, а батюшка надел ей на шею крестик – тоже со специальной молитвой. 
С этого момента произошло что-то странное, словно живая искра отразилась на лицах, объединяя их в единое целое. У Георгия всё поплыло перед глазами от ощущения благодати и теплоты снизошедшей непонятно откуда. Ему вдруг показалось, что покойная жена незримо присутствует при таинстве вместе с ними.
Снова и снова Ксения совершала крестное знамение, и ее головка в белом платочке склонялась в поклоне – девочка молилась.
Он вместе со всеми принялся читать молитву: « … верую в единого бога, вседержителя, творца небу и земли…», – в третий раз…
Всем покрестившимся священник вручил свечи, как возожженный свет веры, который пребывает теперь в их душах, и о славе будущей жизни, к которой они призваны.
Таинство закончилось троекратным хождением священника с новокрещенными и их восприемниками вокруг купели в знак торжества и радости духовной.

К полному тексту произведения: