Крымские каникулы

История телесных наказаний знает достаточно много технологий и практик применения воспитательных мер физического свойства (воздействия ) по отношению к недисциплинированным молодым людям и девушкам.

В богатой (мировой) истории телесных наказаний описываетя множество практик и технологий 

применения воспитательных мер физического свойства (воздействия ) по отношению к (потерявшим управление) вышедшим из под контроля молоденьким барышням. И все они в большинстве своем включают в себя применение физического принуждения, совершенно, как правило, необходимого для достижения главной цели - преподания юной особе запоминающегося урока, болезненого и постыдного,  долженствующего в будущем отвратить ее от повторения того, что вот только что привело ее к столь печальным последствиям. И правда, если заставить самостоятельно раздеться, скажем, перед обычным  сечением розгами,  девочку подростка, или, даже взрослую девушку, еще как-то, обманом или угрозами, преставляется возможным, то рассчитывать на то, что она на продолжение всей, производимой над ней экзекуции, будет покорно и стойко подставлять свое тело жалящим укусам, наносимых с силой, ударов гибких прутьев, конечно уже не приходится. И  тогда в  ход  идут усилия помощников воспитателя, котрые, придав девице правильное и удобное для ее наказания положение, далее продолжают удерживать ее в нем в продолжение всей назначенной ей порки. Как альтернативу, иногда (на практике - значительно реже), приходится применять различные, сдерживающие и обездвиживающие наказуемую путы, например - поднятую и переброшенную через голову на руки юбку или нижнюю рубашку спущенные на коленки панталоны, различные шнурки, пояса или полотенца, которыми связываются и приматываются, скажем, к лавке  или к другой испрользуемой в домашних условиях (и, тем более, в официальных исправительных учреждених)  мебели, запястья и лодыжки провинившейся... На худой конец используютс обычные веревки или специальные привзные ремни, какковыми были, в свое время, снабжены козлы и кобылы для порки, например, в полицейских участках в викторианскую эпоху...

Эти же, примерно, способы  принуждения  преступившей правила поведения юной  особы  применются  и при приведении над ней в исполненение других, более экзотических способов наказаний, заменющих или (чаще всего) дополняющих традиционное сечение ее ремнем или розгами..Барышню приходится, конечно же, держать за руки и насильно заставлть ее открывать рот, при, скажем, намазывании ее злого язычка горчицей или мылом, как правило, надо силой раздевать и фиксировать девицу в определеном положении при постановке ей неприятной и унизительной очистительной клизмы, или помещении ей в то же "викторианское", используемое при упомянутой процедуре, место, жгучего имбирного корня..
.Но, среди наиболее распространенных способов физического и морального воздействи на нуждающих в строгом воспитании юных нарушительниц дисциплины, есть и такие, при которых эти насильственные меры  посто неприменимы, или применимы очень ограниченно, в этих случах предполагается  полное подчинение провинившейся приказам и распоряжениями воспитателя и, если не добровольное, то вынужденное, но самостоятельное наложение ею на себя предписанной ей"эпитемьи". К таким, наказаниям, предполагающим уже осуществившийся до момента их применения (часто - при помощи тех же розг) "слом" всякой способности к сопротивлению и  проявлению упрямства наказуемой девушки, относятся, к примеру, продолжительное выстаивание в углу, часто - на коленях, стояние так же, голыми коленками, на горохе,  ореховой скорлупе или стиральной доске, тяжелые физические работы, часто - в полураздетом или вообще в раздетом виде, ну и, в том числе, мучительное  ношение на теле различных прижигающих и раздражающих кожу растений и составов, например - пропитанных горчичным порошком компрессов или, наконец, стеблей молодой жгучей крапивы!...

 

У Аллы Матвеевны, был, конечно, выбор: она могла,  например, с помощью остальных родственников, забинтовать Лизу с ног до головы, закрепив, таким образом, не ее теле, приложенную к нему предварительно крапиву. Ну и потом привязав девушку на час – другой лежа к той же, хотя бы, банкетке. 

Но нет - это не было ее целью - она хотела именно сломать Лизоньку, заставить ее покориться неизбежному, заставить ее, несмотря на ее панический страх и ужас перед этими шипастыми изумрудными стеблями, принять их на свое гладко выбритое беззащитное девичье естество почувствовать и прочувствовать на нем  их палящие ласки... и потом, потом - так же покорно позволить приложить такие же кусачие стебли к своей нежной обнаженной груди, и не только позволить,  но и своими руками прижать их к себе через опущенную обратно вниз сорочку и удерживать их, влажно и горячо прилишими к соскам в течение часа... стоя на виду у всех в углу уткнувшись в него своим курносым носиком... молча и покорно,  молча и покорно...

И залогом успеха для доктора Аллы в ее этом намерении был  не только и не столько шофер Василий с его розгами, который теперь неотрывно смотрел, хлопая своими пшеничными ресницами на розовый Лизин раздвоенный треугольник... Он нужен был женщине только как антураж, реквизит, тне более, чем колпак со звездами и "волшебная палочка" необходимы на представлении  цирковому фокуснику. Ее сила была в другом - в способности властвовать, подавлять своей волей слабеющий дух сопротивления еще теплющийся в груди ее очередной жертвы...  То есть, жертв, десятков а, может быть, и  сотен женщин и девушек, оказавшихся в свое время в подвалах ГПУ в ее  цепких, затянутых в белый латекс, ручках...