Подарок Святого Николая. Алекс Новиков

 

Подарок Святого Николая

Алекс Новиков 

По словам международного туристического журнала «Travelers Digest» «от красоты украинок просто дух захватывает, сложно вообразить, что такая красота может существовать в реальном мире». 
Посёлок городского типа центральной Украины, потерявший  статус города в связи с административно-территориальными преобразованиями готовился встречать Новый Год – год овцы.
Впрочем, не все новогодние хлопоты были приятными для красавиц поселка, обласканных вниманием иностранного глянцевого журнала.
– Ну, доченька, готовься к визиту святого Николая!  – Ольга, мама Оксаны поставила в духовку маковник.
Статная красавица, мама Оксаны - украинка Настя была решительна,  справедлива, скора на расправу и слыла "бой- бабой".
 – Сама понимаешь, заслужила!  Учиться на двойки  – хорошее времяпровождение  для девушки! – Настя была решительна, и шумна по поводу и без него. 
Оксана была настоящей красавицей, истинной дочерью украинской земли: среднего роста, крепко сбитая, как и положено откормленным на масле и молоке сельским гарным дивчинам,  с точёными ножками и хорошо развитыми  особенностями фигуры. она просто излучала флюиды притягательности. У неё своё было куда лучше любой импортной косметики: гладкая кожа, алые губы, большущие волоокие глаза и пушистые ресницы. Оксана была не только хорошенькой девушкой, но и как на  грех, блондинкой. Проще говоря - типичной представительницей легкомысленных дурочек, которые, если что и делают, то не думают о последствиях. 
- Вот тебе и Новый год! – Оксана смотрела за приготовлениями к домашнему празднику: на кухонную скамью была постлана овечья шкура. Три таких шкуры должны были пойти Оксане на дубленку, но деньги закончились. Однако, шкуре нашлось применение.
– Год овцы! Не так давно эта овечка бегала у соседа по огороду, потом ее отправили на шашлык, а теперь…
– Мама, не надо! – Оксанины серо-зелёные глаза округлились от ужаса, её пухлые губки улыбались навстречу миру, и просто невозможно было не улыбнуться ей в ответ. Девочке хотелось заплакать: у родителей были большие планы, но кризис на Украине лишил их почти всех заначенных денег, а тут еще в школе дочери, как полукровке, стали ставить двойку за двойкой!  И участие в факельном шествии не помогло! И теперь в качестве новогоднего подарка Святой Николай припас для нее не дубленку, как было обещано, а розги, по старинному обычаю. Конечно, с прутьями девочка была довольно хорошо знакома, но так встретить год Овцы… 
– Ну, Оксана, – на кухню вошел Вакула, папа девочки, – помоги поставить нашу овечку в центр кухни и готовься к вручению подарков!  
Папа был внушительным рослым молодым мужчиной лет сорока.

 – Ты же знаешь, что святой Николай – не дед Мороз! Он бывает и суровым, и сердитым! Это Снегурочка дарит детям шоколадки, но ее националисты на киевском мосту повесили! А в мешке Николы не только подарки, но и розги. Как говорится, по подвигам и награда! Николай не только награждает послушных детей, но и наказывает озорниц.
– Папа, а может не надо? –  несколько мгновений она смотрела на него, приоткрыв пухлые губки и хлопая своими гигантскими ресницами. 
Сердце Оксаны дрогнуло, стало биться сильнее, на щеках выступил румянец, она до последнего надеялась, что родительский гнев остынет. Все-таки  - Новый год!
– Что надо, а чего не надо - решим после! А сейчас - сама знаешь! За свои поступки надо отв
ечать!  Подарки заждались! Нашей грешнице ни от меня, ни от Миколы, снисхождения не будет!
– Конечно, знаю - и что надо самой раздеться, и что капризы увеличат число ударов, и что я должна себя вести прилично, но... Святой Николай, как стыдно раздеваться и ложиться на эту овечью шкуру! Мне же уже восемнадцать!... – пронеслось в голове у девочки...
– Нам папой долго ждать? – мама Оксаны появилась на кухне с вафельным полотенцем. Выросла дивчина! Ни ума, ни совести...
– Мамочка… – девчонка потянула через голову платье, – можно хоть трусы оставить? 
Вместо ответа она получила полотенцем по попе и Оксана, захныкав, потянула трусики к коленям). Родителям предстала голенькая дочка, за год ее тело заметно изменилось: исчезла детская угловатость, выросли груди, и попа стала больше почти в полтора раза. Так из гадкого цыпленка Оксана постепенно превращалась в прекрасного лебедя. Правда, за плохую учебу этот лебедь заслуживал, по мнению родителей и Святого Николая, примерной порки.
– Святой Николай, – Оксана лежала животом на шкуре, позволяя привязывать себя скотчем за лодыжки и запястья к ножкам скамьи, и неумело молилась... - вот тебе и Новый Год! Пошли мне в Новом году хоть немного счастья и поменьше прутьев!..
– Ну, Оксана, теперь ты  будешь у нас Новогодней овцой! Вот тебе еще подарок!  – мама взяла гусиное сало и густо промаслила им попу и бедра, – все-таки Новый год –  Год овцы! Как  говорится, с сальцем!
Родители встали справа и слева с прутьями в руках. Девочка мелко вздрагивала. На промасленной попе играли блики от кухонной лампы.
– Новогодняя иллюминация! – папа потискал дочку по попе. – Ну, что, дорогая, начнем?
– Неужели именно в Новый год надо меня так наказывать? Я же уже взрослая! – на глаза Оксаны навернулись слезы.
– Начнем в ритме новогоднего вальса! – мама включила радиоприемник.
Оксане стало не до песен: под веселую музыку в нежное тело с двух сторон впивались прутья.
С первого же удара визг девочки стал заглушать приемник. Дикая боль, казалось, разорвала тело   пополам, обдала жаром и стала превращаться в зуд.
– Хорошо поет наша овечка! – папа вытянул дочку поперек ягодиц еще раз, секундой позднее мамин прут опустился чуть ниже

– АААА! – вой Оксаны был немузыкальным и в такт не попадал.
Боль, что вроде бы, на мгновение, отступила, вернулась с новой силой. Тело судорожно вздрагивало, но скотч держал крепко и не отпускал.
– Не части и давай со мной одновременно! – папа прицелился, – по бедрам!
–УУУУ! – Оксана вздрогнула и стала мотать головой из стороны в сторону. 
– Хорошо поет малышка! – папа остановился.

 – Оксана, давай так, ты сейчас будешь блеять, как овечка, и если нам понравится, порка уменьшится! Сумеешь?
– Бе! Бе! – Оксана попыталась изобразить блеяние.
– Плохо! – Резюмировала мама. Плохо стараешься! 

– Хватит! – выкрикнула девушка, мотая головой и разбрызгивая в стороны слезы.
– Плохо блеет! До нее еще не дошло! – резюмировал Вакула.

– Бе! Бе! – Оксана продолжила блеять, но получалось плохо.

– Не музыкально! – робавила мама розог со своей стороны.

– Приносить двойки у нее лучше получается.

Порка продолжилась. Сколько ударов было – Оксана не считала, и не сразу поняла, что все уже закончилось.
– Вот теперь хватит с нее! – мама намочила рушник  в холодной воде и приложила его  к исхлестанным попке и бедрам.
Теперь девушка жалобно всхлипывала.
– У тебя маковник не подгорит? – пока шла порка, кухня наполнилась ароматом домашней выпечки.

– Нет! – мама Оксаны выключила духовку. – Сейчас Оксана приведет себя в порядок, переоденется и будем пить чай с маковником!  Как-никак - Новый год!