А.Новиков. Крещение. Банька по белому

Крещение. гл. 5. Банька по белому

 В субботу с утра ветер налетел, разбрасывая снежную крупу. Ближе к обеду, успокоившись, улетел в дальние края, оставив пушистые снежинки падать. 
Ксения, помогая Вере готовить баню, чувствовала, как они покалывают, оседая на лице и руках, начиная таять и приятно холодить. Солнце ушло по-зимнему рано, земля, и воздух, и небо слились в серое, снежинки, шурша кружились в вальсе ложась на землю нескончаемым потоком. .
  Стараниями  Георгия, Кирилла положили под капельницу из-за приступа панкреатита. Хирург не дал никаких гарантий, но обещал сделать все, что нужно. 
– Таинство Святого причастия очень необходимо и важно для души! – Рассказывала Вера. – Без него душа, как человек без еды. Ксения, когда человек верующий он старается делать все правильно, и ему помощником в этом станут духовный наставник, наш батюшка и крестные. Тогда они поведут тебя по жизни в правильном направлении!

 В церкви они исповедались, причастились, и воцерковление Ксении теперь было почти завершено. Почти потому, что Вера очень хотела разделить с крестным ответственность за воспитание девушки.
В баньку отправились втроем. Баню топить – целое искусство. Если нарушить процесс, то чего-то хорошего от бани ждать бесполезно: ни пара лёгкого, ни духа бодрого. 
– Мне мама говорила, что дым в бане по черному целебен, и обладает свойством дезинфицировать все, находилось внутри. В такой бане никогда не подхватишь грибка, и в ней нет плесени! Сколько людей угорело по недогляду! – Баню тетя Вера вытопила жарко, со знанием дела. – Меня баню по-черному топить еще дед учил! А у тебя баня белая!
– Здорово в баньке попариться... А, особенно приятно, когда на улице мороз, снег искрится. – Согласился  Георгий. – Баня – это что-то! 
Поначалу в предбаннике девушка стеснялась, потом перекрестилась, отошла в угол, и, повернувшись спиной, разделась, оставив только серебряный нательный крестик на шнурке.
– Скромница наша, – Вера разделась спокойно. – А я еще как?
– Хороша! Высокая, грудь не меньше четвертого...
– Одну дочь замуж отдала, сынок в армии служит! А я еще сама ох какая... В глазах Веры появилась поволока, – был мужик у меня как мужик, а теперь нет от него прока ни днем, ни ночью! Только в баньке, в эти волшебные минуты, пропаришься, нырнешь в сугроб, тогда понимаешь, что душой и телом с мы тут, с природой, мы ее частичка! 

Девушка старалась уловить смысл слов Веры при чем тут зима и баня и купание голой в сугробе для единения с природой. Она почувствовала, как взгляд крестного скользил по ней, стараясь не упустить ни одной детали. А она, благо в бане генералов нет и все равны, продолжала изучать его. Иногда их глаза встречались. Ксения проскользнула в мыльню первой.  Георгий посмотрел на обнаженную девушку и сглотнул. Мокрая крестница была прехорошенькой. 
– Ну, ты не забыл у себя в городе, как надо париться? На полок постели полотенце! Попу сожжешь!
Жар был женский, но ровный и душистый. Градусов восемьдесят, или меньше прикинул  Георгий.
– Вот что вы со мной делаете? Я была скромной, застенчивой девушкой, а потом меня голой в купель, голой в прорубь, теперь парюсь тут с вами, тоже голая! – Ксения поначалу пыталась прикрываться веником, потом легла на полок и позволила Георгию себя пропарить сзади и спереди. – Крестный ты хоть потрешь мне спинку?
– Потру! А сейчас давай, остынь в сугробе! – Приказал  Георгий! – Явно перегрелась!
 – Ух ты! – Девушка осторожно наступила, наступила голой ногой на пушистый снег. – Кусается!

Ксении, показалось, что снег перестал падать, в она сиганула в искрящийся сугроб, обтекая распаренное в парной тело, охлаждая его. Она замерла, скованная необычным состоянием. Снежинки легко разлетаются, не успев уплотниться.
Захотелось обратно в жаркую баню, сугроб разваленный жарким телом потерял нетронутую искрящуюся красоту. Вся ее квелость пошла после купания в снегу.
Выскочив из парилки вслед за Ксенией в сугроб и глядя на торжество зимы, Георгий почувствовал, как тело стало лёгким, невесомым. Вера выскочила в сугроб последней, купаясь в снегу, она ухала от удовольствия.
– Ух, тело как на иголках! Хлопья снега во рту круто, но квас круче! – Она вытиралась и отпаивалась квасом. – Папа крестный, а я тебе хоть чуть-чуть понравилась? Мой окрещенный одноклассник все глаза на меня в церкви проглядел!
В этот момент Ксения забыла, что ее ждет после бани.
– Ты скоро станешь настоящей красавицей! –  Георгий при этом не кривил душой. 
После бани у всех осталось ощущение свершившегося чуда.
– На улице не лето! Одеваемся, как следует. – Командовала тетя Вера и ей никто перечить не стал.
– А теперь ко мне в дом! – Распорядился  Георгий. – Пирогов не обещаю, но кекс в мультиварке, и плов я приготовил. Отметим нашу баньку.
– Отметим и не только! – Ухмыльнулась Вера и вынула из банного бачка несколько сочных красных прутьев.